Портрет современника


В феврале этого года для всех нас неожиданно наступила новая реальность. Конечно, кто-то предполагал, что наша «машина» сильно барахлит, но, кажется, никто не мог назвать точных дат потери равновесия. 

Статистика тоже не успевает за жизнью. По заявлению Службы занятости «сведений от компаний, приостановивших деятельность на территории России» после начала «спецоперации» в Украине еще нет, так же как и «информации о массовом увольнении по собственному желанию». В то время как «в пресс-службе hh.ru зафиксирована приостановка размещения вакансий у компаний с головными офисами иностранного происхождения». 

Может сложиться впечатление, что все происходящее не выходит за  пределы телевизора и в стране, только воспрянувшей от пандемии короновируса, оптимизм растет во всех сферах жизни. Тем не менее, все не так однозначно.

Я поговорила с нашими современниками, которые почти сразу ощутили на себе дыхание нового времени, с теми, кто по разным причинам — экономическим или политическим — остались без работы.  Мы говорили о том, как потеря заработка сказалась на благосостоянии семей и о том, почему нынешние времена похожи (или нет?) на 90-е в России; о том, что теряют те, кто решился уехать и о том, что делать остающимся. А еще не могли не говорить о том, что волнует многих — о родных, которые живут сейчас у линии огня. У кого-то из героев уже появился план действий, чтобы удержаться на плаву, а кто-то в растерянности, но всех их объединяет вынужденность резких изменений и отсутствие смирения. 

Таким образом ход истории напоминает, что нельзя оказаться «вне политики», потому что любая «спецоперация» во вне оборачивается для любой страны чередой внутренних коллапсов. Хочется услышать каждую из этих историй прежде, чем все это станет повседневностью, прежде, чем это явление накроет нас с головой и будет подкреплено официальной статистикой.  Быть может, еще есть возможность как-то это остановить?